Татьяна Виноградова

vinogradova_t_e


Виноградова Татьяна Евгеньевна


Previous Entry Share Next Entry
"Я их заставил делать то, что они не хотели". Фрагмент интервью с Валерием Беляковичем
Татьяна Виноградова
vinogradova_t_e
Ольга Карелина «Вареник, Романыч, Беля-сан».
Фрагмент интервью с Валерием Беляковичем.

– …Вы вообще, кажется, где только не были?
– Я много где не был. Мне некогда. Я в Пензу приехал, в меня там влюбились и приглашали, приглашали, приглашали. Я вот себя считаю внуком Мейерхольда (В.Э.Мейерхольд родился в Пензе. – О.К.), так как Борис Иванович (Равенских) был его учеником. Потом нижегородцы. Я боюсь, уже у меня время не будет (так в тексте. – Т.В.) путешествовать. За ними тянутся Гусев, Санников… Они не одиноки, эти ребята. Но Леушин и Матошин – это прямо мое продолжение. Я могу на них кричать, я могу их убить. И они будут мне прощать, и тогда рождается искусство. Со стариками работать это… я всю жизнь боролся… И они свою жизнь укоротили сами. Их уже нет, ни моего брата, ни Авилова. 50 лет – и все!
– Это из-за того, что они пили, да?
– Еще за счет того, что я их заставил работать в театре, они не хотели. Я их заставил делать то, что они не хотели. А это нельзя. Я в такси еду и смотрю на водителя – вот он бы сыграл Фальстафа с таким животом и с такой мордой. Но он не хочет этого, у него другая жизнь.

Полностью интервью можно прочитать (увы, только off-line) в журнале «Театральный мир», № 9, 2010.

  • 1

Нету их - и всё разрешено

Как легко топтать тех, кто уже не может тебе ответить. А если сможет?..
Смелый Вы человек, однако, Валерий Романович Белякович. «Я не боюсь покойников и спящих». Ну-ну...

Как раз сегодня опубликована следующая часть зрительских дневников (начало 1990-го, события, связанные со смертью О.В.Авиловой-Задохиной):

«Сережа Белякович. /…/ Единственный человек, слова которого я запомнила.
— …Я хочу сказать о том, что для меня Театр. Для некоторых он (пауза)… там (опять пауза)…, может быть, путь к карьере, славе (последние два слова — себе под нос и очень тихо), а для меня (голос резкий и громкий) это жизнь. Вся моя жизнь.»

«Виктор /…/ кричал:
— Это он меня убить хотел, «Калигулой», а получилось — ее.
А вечером:
— Какой человек, какой живой человек может выдержать две «Калигулы» подряд? Никто.
И потом:
— Он телом моим питается, душой моей.
Кто-то с ним пытался спорить:
— Романыч тебя создал.
— Нет, он мной питается, он на мне выезжает.»

«/…/ Кольцо недоброты. Это кольцо замкнуло теперь только одного человека — Романыча. И почему-то мне все чаще кажется, что так предопределено, что никто не сможет ему помочь. Он переступил грань прощения, что-то нарушил, и теперь карают его такие силы, которые ни преодолеть, ни предвидеть невозможно.»

  • 1
?

Log in

No account? Create an account