Татьяна Виноградова

vinogradova_t_e


Виноградова Татьяна Евгеньевна


Меланхолия над Юго-Западом.
Татьяна Виноградова
vinogradova_t_e

НА МЕТРО «БУНИНСКАЯ АЛЛЕЯ»
Татьяна Виноградова
vinogradova_t_e


граница света и тени
золота и серебра/сентября
запах лесного дождя
негородское небо плывет над вышками ЛЭП
вольно привольно довольно
странно знакомо прикольно
словно я тут жила когда-то
и вот вернулась опять
вспять

листья не подметают
не прячут в чёрные мешки
траву не косят
цикории и ромашки глядят с любопытством
на пушистоглавые одуванчики
неразумные цветики заблудившиеся в бабьем лете

граница света и тени
манит её перейти
галки звонко пророчат скорые холода
гладь Чернёвского пруда чуть взволнована
как красавица на рауте
отражения многоэтажек белеют лентами
мостик-поясок
тёмной оторочкой вереница крачек

штриховка летящих листьев
довершает портрет пейзажа
лёгкий свет улыбается
лёгкому метро

Боже, как давно я сюда не заглядывала. Ну так вот: буду выкладывать сюда свои коллажи.
Татьяна Виноградова
vinogradova_t_e

Театр Луны 24 мая - театрально-литературный вечер "Semplice canzone".
Татьяна Виноградова
vinogradova_t_e
BANNERmini1 24 мая на сцене Театра Луны состоится театрально-литературный вечер "Semplice canzone". Он откроет цикл национальных театрально-литературных вечеров, которые в течение года будут знакомить зрителей с культурами разных стран.
Первый вечер — Semplice canzone — посвящен Италии, ее музыке, литературе, драматургии из разных эпох и направлений. Зрители увидят Италию средневековую, мистическую, классическую, Италию Возрождения.
В концерте участвуют Анна Терехова, Елена Захарова, Виктор Вержбицкий, Станислав Сухарев, Ирен Мускара, Андрей Александрин, Сергей Ли, Александр Постоленко, воспитанники детской театральной студии «Маленькая Луна». Они исполнят музыкальные номера, прочтут сонеты Петрарки и озорные новеллы не самых известных в России, но признанных мастеров Возрождения. Даже знаменитое трио из «Ромео и Джульетты» единственный раз соберется вновь, чтобы исполнить любимые мелодии самого итальянского мюзикла.
Литературный вечер пройдет в необычном формате: музыка и литература на нем будут сплетены воедино. Драматургия, соединенная с музыкой, придаст вечеру еще большее звучание, еще большую высоту мысли и чувства. Драматические произведения будут обрамлять стихи, а веселые рассказы гармонировать со старинной песней.
Начало концерта в 19.00 в Большом зале.
Организатор вечера — журнал «Театрон» (teatron-journal.ru) — сетевое издание о театре и культуре и театральный клуб.
Подробная информация на сайте издания и по телефонам:
8-926-984-38-85 и 8-926-133-63-34

Конкурс "Премия "П" на Литпортале "Мегалит". Поэт Светлана Чернышова
Татьяна Виноградова
vinogradova_t_e
Была членом жюри конкурса "Премия "П" Литпортала "Мегалит". Поразило стихотворение из подборки Светланы Чернышовой (Приморский край, город Большой Камень, по специальности психолог)"Завещанная земля" (http://www.promegalit.ru/publics.php?id=6906).
Уже несколько дней хожу и бормочу: "зое той / было умирать за чо / родина мать звала / все дела / мне за чо?"

Светлана Чернышова
* * *
вижу как ему за пазухой хорошо
думаю благость какая что ему хорошо
вот ему солнца с пылу жару дареный петушок
вот перина вера надежда запазухи тёплый шелк

да приходит лихо глотка луженая чур его чур
орёт давай показывай дорогу к нему
орёт колись сука не то убью
бледнее стенки стою
зоей молчу

ой страшно погибать молодой
гнить под латунной звездой
порастать травой сочнее
глубже памяти людской

зое той
было умирать за чо
родина мать
звала
все дела

мне за чо?

ткну пальцем через плечо
там он
на:
карта пароли явки растяжки доты
скопления боевой техники дислокация партизан
сама тварь дрожащая
ползком в люлю
лягу на целый бочок
пронесло господи
сердце щёлк щёлк

зачем щёлк щёлк
если запазухи пустой шёлк
солнца ледяной петушок
обугленный гребешок
трупный запашок

буду погибать молодой

ЛОНГ-ЛИСТЕРЫ ПРЕМИИ «П» 2013 (литпортал "Мегалит")
Татьяна Виноградова
vinogradova_t_e
ЛОНГ-ЛИСТЕРЫ ПРЕМИИ «П» http://www.promegalit.ru/publics.php?id=7019

Вопрос о критериях художественности актуально неразрешим во все времена. А поэзию оценивать вообще невероятно трудно. Особенно когда конкурс не ограничен тематическими или формальными рамками. Сравнение ежа с ужом в большинстве случаев оборачивается демонстрацией вкусовых пристрастий арбитра. Мне было интересно читать все представленные на премию «П» подборки. Откровенно слабых среди авторов нет, но некоторые «равнее прочих», ибо у них наличествуют:
– свой голос;
– серьёзность темы;
– оригинальность формы;
– знание грамматики русского языка.

1.Сергей Бирюков (ФУТУРУМ АРТ, Германия) 6
http://www.promegalit.ru/publics.php?id=6560
У признанного креатора заумного дискурса более всего впечатлило нерусское стихотворение «ТРАНСФОРМ»:
«liberte
egalite
fraternite

negligee»

2.Ольга Брагина (АРТ-ШУМ, ЛИТЕРА_DNEPR, Киев) 5
http://www.promegalit.ru/publics.php?id=6561
«и какое сердце в тебя ни вложено, и какая бы с этих пор ни была ты горькая и послушная, в подреберьи сидит сверчок. Это просто подать твоя подушная, а не стих, что к тебе жесток. Разорвать на части всегда успеется, ну а склеить тут кто хитер, и который год твое тело змеится, солнце, зеркальце и костер. И тепло ли тебе, хорошо ли, девица, чтобы нечего рассказать, потому что потом ничего не склеится, и в себе ночевать, как тать».
Вдохновенное косноязычиеCollapse ) Read more...Collapse ) ожесточенного, но любящего женского сердца. Модный прием, но если разрезать ниточку-бесконечку, сложить в аккуратные строчки – что останется?
Грамматика: Правильно «в подреберье».

3.Евгений Горбачёв (ЯНИС ГРАНТС, Челябинск) 7
http://www.promegalit.ru/publics.php?id=6539
Интересен сплав образов, особенно в стихотворении :
«каждую ночь в окна роддома...»
Но чересчур навязчив оммаж Велимиру и странен синтаксис, подобный несовершенному переводу с неведомого языка:
«отец говорит пою
отец говорит я стану ранен
стекаю и говорит лечу»
Орфография: «на жёванных ребрах каира» – правильно «жеваных».

4.Анна Гросул (НАШЕ ПОКОЛЕНИЕ, Молдова) 5
http://www.promegalit.ru/publics.php?id=6535

Женское под знаком Бродского:
«рассказать, как жила?
чередой чернявых мальчиков, без которых спала,
сигаретами и винишком,
книжками,
интернетом,
прогулками с нелюбимыми.
впрочем, нет. любила же, это сейчас подташнивает».
Очень хочется спросить автора: «И?..»
Если тема крупнее, то открытое высказывание доходит до плакатности:
«Я живу в стране, для которой
бессмысленно производить смыслы.
Злые умыслы
лживых политиков; назидания.
Зачем я опять ищу оправдания
нашим с Вами свиданиям...»

5.Лада Дождь (ГРАФИТ, Тольятти) 5
http://www.promegalit.ru/publics.php?id=6537
Прекрасно: «Я плачу стихами, как звездами небо».
Но иногда попытка «нарочитого приема» граничит с небрежностью:
«Солнце распустит свои оголенные косы
Ветра гекзаметр чертит снегов альбинос...»
Оксюморон интересный. Но следом – инверсия, затрудняющая понимание. Намеренно?
Или:
«Ни хворь ветров, ни ветошь поднебесья
Присутствие мое не осквернит...»
– объект-субъектные отношения амбивалентно затемнены (по принципу «мать любит дочь»).

6.Сергей Ивкин (БЕЛЫЙ ВОРОН, г. Екатеринбург) 5: http://www.promegalit.ru/publics.php?id=6488
Бродское. Культурное, слишком культурное. С пазлами: Новый Завет, Лавкрафт, Шекспир...
А также с не всегда грамотно построенной фразой:
«Не будет ни расспросов, ни мольбы –
поем и упаду в подушку навзничь.
И буду думать: “чтобы так любить,
здесь все живут, как в ожиданье казни”».
В закавыченной мысли лирического героя непонятно, где причина, где следствие.

7.Геннадий Каневский (АЛЬТЕРНАЦИЯ, Москва): 5
http://www.promegalit.ru/publics.php?id=6505
Игра как самодостаточная высшая реальность. Наиболее характерное стихотворение подборки - «Шар». Лучшее стихотворение подборки, своего рода ключ к ней, приведу целиком:
«небо раскрыло свой зонтик
над молчаливой толпой.
девочка, здравствуй, я — зомби,
даром что тихий такой.

вот я руками цепляюсь
за молодую траву.

вот я встаю. улыбаюсь.
делаю вид, что живу».
Иногда кажется: автор делает вид, что пишет стихи.

8.Нина Краснова (ЗИНЗИВЕР, Москва) 4
http://www.promegalit.ru/publics.php?id=6559
«Экзерсисы» и «Палиндромы» признанного мастера слова Нины Красновой...
Милые девичьи игрушки. К примеру, такие:
«Сидят под чинарой МАХМУДЫ
и чешут МОХнатые МУДЫ».
Или такие:
«На американской реке МИССИСИПИ
живет никому неизвестная МИССИС СИСИ-ПИСИ».
Или:
«...каКОЙ ТуЗ!
...какой КоИТУС!»
И так далее.
Памятуя, что судить художника надо по законам, им самим над собою признанным, закончу еще одной цитатой, где поэтесса дает исчерпывающую характеристику нынешнему своему рукомеслу:
«Кого-то интересует ФИЛОСОФИЯ,
а кого-то интересует ФАЛЛОСОсоФИЯ»
Такие дела.

9.Алексей Кудряков (УРАЛ, Екатеринбург) 4
http://www.promegalit.ru/publics.php?id=6532
Бродское присутствует имманентно. Но это нормально. Потому что есть у автора стихотворения пронзительные («Собака корочку зароет в мох...», прекрасные и своеобычные, хотя и с легкой пастерначинкой в пейзаже ( «Гроза и ветер ― стихли. Дождь негромко в две руки», «Июль. Не сфокусированный взгляд...») и просто философские, где образность свежо и радостно зашкаливает:
«В книге дубовый лист ―
древа сухая длань.
Цвет его сер, землист,
форма ― забвенью дань».
И хотелось уже дать 9 баллов, но вдруг...
«Полынь, Полина, полынья —
горчее воздуха и горше.
Закрою веки, и меня
разбудит бабушка, в пригоршне
снесет малины — с лепестком
и венчиком — какое диво!
И мы — из дома босиком —
по колокольчикам кадила…»
Первая строка явственно, скажем так, «рифмуется» с известнейшим "Полина! Полынья моя!.." Леонида Губанова. Неужели случайность? Хотя Губанова бы надо знать, наряду с Бродским и Пастернаком.
Просторечную сравнительную степень «горчее» еще можно было бы принять за род словесной игры, но две последние строки поставили в мертвый тупик. «Босиком по колокольчикам» – вполне невинно. Но - «по колокольчикам КАДИЛА»! Автор представляет себе внешний вид этой церковной утвари? И – по этому (почему-то еще и звенящему непонятными колокольчиками) клерикальному артефакту бегать, да еще без обуви?..

10.Кристина Маиловская (ИНЫЕ БЕРЕГА VIERAAT RANNAT, Финляндия) 4
http://www.promegalit.ru/publics.php?id=6538
В аккуратных, склеенных в длинные строфы катренах с перекрестной рифмовкой гнездится древлеавангардный эпатаж:
«И посадил меня Господь в дремучем лесу –
сиди, мол, на жопе ровно, молись и не рыпайся!»
Тяжка жизнь лирической героини:
«Я пойду, шатаясь, к магазину.
В жизни много водки не бывает.
Чтобы я не очень-то бузила,
Верный муж мне щедро наливает.
С каждой стопкой становлюсь добрее!
И душа вот-вот снесет яичко!
Высохли трусы на батарее.
Муж мой в ухе ковыряет спичкой...»
Дальше – больше:
«Раскумаренная муза
принимает корабли».
Но и в годину лихих испытаний лирическая героиня сохраняет душу (снесшую яичко) в чистоте:
«Я вам не какая-нибудь там «соска»!
Подумаешь, приложилась по дружбе разок-другой!
Я – Кристина МаиLOVEская!
Захочу – взмахну своей лебяжьей рукой!
И полезут из щелей все любовники и любовницы.
Мужья. Их жены. И наши общие дети.
Я верю в Господа, верю в Святую Троицу,
А так же в то, что Любовь есть на свете…»
Что перед нами? Тотальная ирония? Гиньоль? Хотелось бы надеяться...
Орфография:
«Взять - и родиться поновой на финской земле». Наречие «по новой» пишется раздельно.

11.Егор Мирный (ТРАНЗИТ-УРАЛ, г. Мелеуз) 8
http://www.promegalit.ru/publics.php?id=6465
Интересные, с неожиданным образным рядом, проникнутые игрой в ироничную мудрость, медитации:
«после меня ничего не останется,
после меня совершится потоп.
матовый свет на заоблачной станции,
голый простор»
Или:
«молчишь на свет выращиваешь снег
и от любви не требуешь возврата
но давишься отравленною пищей
переходя в седеющий свинец»
Или:
«…выплываешь на отмель и ждёшь рыбака,
дурака, двойника, хоть какого-то света.
море, так себе море, в четыре глотка,
фиолетовое».


12.Дмитрий Мухачев (ЛИКБЕЗ, Барнаул) 3
http://www.promegalit.ru/autor.php?id=491
Интересный поэт. Интересная работа со словом. И – очень неровная подборка. Есть сильные тексты (преимущественно о любви): «Атака клоунов», «мертвая девушка из костромы...», «потеплели лица майоров...», есть не слишком внятные – «В такой бы день сорваться на юга...», «люди в роскошных саунах и парных...», есть и те, которые легко обвинить в превышении предельно допустимой концентрации стёба: («Чикатило шлет телеграмму возлюбленной Эльзе Кох...», «предпоследний вздох домодедовского бомбиста...»)

13.Галина Рымбу (НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ, Омск – Москва) 9
http://www.promegalit.ru/publics.php?id=6531
Эксперимент. В основном, верлибр, которого в конкурсе маловато. Мир лизергиновой синэстезии: с одной стороны симпатичная сцилла дадаизма («маленький кролик по морю идет...», с другой – харизматичная харибда Хармса («Весь из мутного стекла...»).
Читатель, берегись. Зыбучие пески этой поэзии затягивают в глубины:
«...прорастают во рту
корни медленных растений

где же ты другой мой друг
плачешь, к воздуху прикован

осторожнее мой друг
этот воздух нарисован»

Орфография: под ударением после шипящей в суффиксе пишется «о» – «значок», а не «значёк».

14.Владимир Тарковский (ЕЛЕНА ОБОЛИКШТА, Челябинск) 10 http://www.promegalit.ru/publics.php?id=6609
Тексты необычные, притчевые, выстраданные, выверенные, бьющие наотмашь. Автор слишком хорошо вжился в нашенскую жизнь, но еще способен чуть отстраниться и поведать о ней – нам же.
«2013» – маленький шедевр верлибра. Сумрачный, очень русский юмор, сравнительный анализ национальных особенностей снеговиков России и США. Цепляет сразу, мертвой хваткой:
«челябинск новый год и новая братва
снеговиков с носами
из немытой моркови
нового урожая...»
«Вот тебе и два шара...» – притча о бытовой бытийной жути:
«Строят мясокомбинат
Строят свинобойню
Был нас космос, звездный сад
А осталось двое»
«ЗУБ» – вновь сопряжение эмпирики и эмпиреев, иронично-макабрическая история о том, как можно незаметно потерять себя, частичку своего «я», своей «самости». Позволю себе привести это прекрасное стихотворение целиком:
«сегодня мне вырвали первый зуб
обкололи ультракаином
взяли щипцами
и выдрали

боли я не почувствовал
было похоже что мышь
прогрызает себе путь наружу
я слышал хруст
приближающейся свободы

после этого процедура
была для меня удивительна
доктор зажал мне ноздри
и попросил с силой
попытаться выдохнуть через нос

сначала как в самолете
мне заложило уши
но вот потом

я чувствовал эту струйку
воздуха
выходившую из отверстия
в котором сидел мой зуб

я немедленно остановился
закрыл глаза и подумал
вот моя душа и лишилась
мизинца

отверстие заткнули ваткой»

Интересен цикл «ОБРАТНАЯ СТОРОНА ЛУНЫ», ярко и необычно «историческое» стихотворение «НА РАЗВАЛИНАХ ТРОИ» (привожу и его целиком, заодно исправив пять пунктуационных и одну орфографическую ошибку)

На развалинах Трои скопились бездомные люди,
Они жадно смеялись и ноги вязали баранам,
Разбежавшимся после войны. Ядовитые слюни
Их шипели в геенне костров. Из остатков тарана

Получилась фигура царицы, забитая в нишу
Меж обугленных глыб, как промеж убиенных весталок.
Мне казалось тогда, я ее разноречие слышу,
Мне казалось тогда, она явственно улыбалась.

Ты умасли Троянскую Деву, бездомный аптекарь,
Сумасшедший портной, скорректируй разрез этих глаз
Потерявший семью портретист, затени ее веки
Пока шелест стервятников не упорядочил нас.

Много позже слепой, изувеченный временем гений
Все додумает сам, и актеров, и жалких актрис,
Разукрасивши роль самой главной на свете Елены,
Не подумав о том, сколько сдохнет таких, как Парис…


15.П.И. Филимонов (ЗАПАСНИК, Таллинн) 9
http://www.promegalit.ru/publics.php?id=6534
Жанр автор определяет сам: «где-то басня, а где-то даже и как-то псалом».
Иногда по политизированной назидательности напоминает Г. М. Энценсбергера. Но, слава Богу, нечасто.
Чудесно озорное «АЛЛЕГРО ВИВАЧЕ», макаронический центон с грустным концом.
Хороши все «Восемь хокку для разведённых друзей».
Прекрасно:
«мы с тобой одной крови
одних проводов
одного вайфая
одного плавающего айпи
как питекантропы
айпитеки»
Замечательно: «это я - тот спам который вам присылают».
Но есть и кофейная ложечка дёгтя:
«нет это никак не связано
со средствами массовой информации
ни же с интернет-мемами»
Здесь и далее, и везде союз «ниже» пишется слитно.

16.Александр Хинт (ЮЖНОЕ СИЯНИЕ, Одесса) 7
http://www.promegalit.ru/publics.php?id=6536
Противоречивое впечатление. Временами темно («буду замедленным зрением молекулы зодчества»). Временами не просто темно, но и не очень по-русски:
«В заповедной глуши – ручьи.
Средь ручьев голубой птах
не становится ручным
и не может прожить, став.
...
В заповедных лугах бурь
там ветрами набит рот
разгоняющих табун,
иммортели по бедро...»

Но вдруг – странно завораживающие гирлянды образов:
«Я буду проросшим гербарием, сном серебра
в зелёной монете непостижимого времени,
движением омуля – вся наша жизнь икра
в утробе течения, буду замедленным зрением
молекулы зодчества, гранулой карандаша
на ватмане доисторического рейхстага,
хромой санитаркой, опаздывающей на шаг
в укрытие, буду тем самым последним шагом».
И – удивительное, свежее: «Траченным калачом / чёрствого колизея», «в коралловых гландах печи умирают поленья»

17.Сергей Чернышев (ВАСИЛИСК, Санкт-Петербург) 10: http://www.promegalit.ru/publics.php?id=6554
Своеобразно, ярко, неожиданно:
«Поставьте нас к стене и обведите светом,
першащим мелом сна, дымящейся травой:
свинцовой нитью лепета, продетой
там, за глазами, где всегда покой».
Стихотворение «Сова» приведу полностью, такое оно «неразрывное»:
«семидырое небо, совиный огонь, папирус
где написано: жив, серия, номер, действителен до.
целлулоидная, плавящаяся, в царапинах и задирах,
хаотичная хроника прерывается яркою пустотой.

зря нам с тобой отрывали головы, складывали на память
в свою тьму сверчковую, в девять слоистых бездн,
тоже вспыхивающих белым, сгорающих вместе с нами,
пока птица летит сквозь камень, воздух и крыльев без»

Мощный оксюморонный залп первой строки. Читатель настроен, читатель предупрежден, но дальше – больше, читатель ввергнут не просто в бездну авторского «я», а в «девять слоистых бездн», в коих и пребывает до освобождающего, почти безнадежного финала (надежду внушает эквилибр инверсии в последней строчке).
А в стихотворении «ПО КОЛЕНО В ЛЕГЕНДЕ» читатели будущего могли бы ощутить вкус нашей эпохи. Анализировать не хочется. Хочется просто глотать. Поэзия, братие!

18.Светлана Чернышова (АЛЕНА МИРОНОВА, Б.Камень Приморский край) 10
http://www.promegalit.ru/publics.php?id=6557
Интересная попытка современного фольклора. Философская, хулиганская - и очень женская (не путать с дамской!) лирика:
«...и сумерки сатиновые блёкли,
когда Татьяна (ни в одном глазу
от кружки самогона) их стирала
с бельём в эмалированном тазу».
Нетривиальная рождественская история «С матерками затопили старенькую печку...»
И, быть может, самое пронзительное, самое отчаянное стихотворение – «ВИЖУ КАК ЕМУ ЗА ПАЗУХОЙ ХОРОШО»:
«ой страшно погибать молодой
гнить под латунной звездой
порастать травой сочнее
глубже памяти людской

зое той
было умирать за чо
родина мать
звала

мне за чо?»


19.Вячеслав Тюрин (ДЕНЬ И НОЧЬ, Иркутск) 6
http://www.promegalit.ru/publics.php?id=6555
Мастеровито. Напористо. Форматно. Раскроешь толстый журнал - оно тут как тут, именно такое или почти такое.
«Блажен, кто в этой призрачной стране
живёт, не понимая ни бельмеса.
Как дятел, восседающий на пне
в окрестностях елабужского леса,
внимая соловьиной болтовне»

И вдруг:
«Танцует осень за окном,
листвой ворожит.
Ты возвратился в отчий дом,
и не тревожит

тебя уж более печаль
от прожитого...»

Ужель и впрямь «ворОжит»? Нет, конечно, стиховое ударение иногда может отличаться от общепринятой нормы, и вообще стихи, как известно, «из пламя и света», но...


20.Олег Хлебников (ДЕТИ РА, Переделкино) 6
http://www.promegalit.ru/publics.php?id=6558
(Не)шуточный цикл стихов мэтра о море и пляжных обитателях, с кисло-сладкими обобщениями в подтексте. Ожидалось большего.
«Вот девы стройные, вот тетки
огромные… Но где же, где
те женщины, что на обертке
чулок и книг о красоте?

Их нет как нет. И девки сразу
готовы в тетки перейти.
И уж страшны мужскому глазу,
как эти — Господи прости!»


С уважением,
Татьяна Виноградова (журнал «Тело поэзии»),
поэт, литературовед,
член Союза писателей Москвы,
кандидат филологических наукRead more...Collapse )

Музей Кафки в Праге
Татьяна Виноградова
vinogradova_t_e
Татьяна Виноградова
МУЗЕЙ КАФКИ В ПРАГЕ

Пролог

Музей Кафки на Малой Стране. Приземистый длинный дом (кажется, бывший кирпичный заводик) стоит на низком берегу незамерзшей, лебедями осенённой, широкой и сумрачной Влтавы – практически под Карловым мостом.
Ну, Кафка – это Кафка. В конце концов, «мы рождены, чтоб Кафку сделать былью». Я, конечно, его люблю, но без фанатизма. Не перечитывала, правда, давно. И, скорее всего, не узнала бы об этом музее никогда, если б он не стал конечной точкой нашей обзорной экскурсии по городу. Причем в сам музей гид нас не повела, бросив сквозь очаровательные зубки что-то вроде: «Ну, это мало кому интересно…».
…Оказывается, это «малокомуинтересное» придумал человек по имени Жоан Инсуа (Juan Insua) из барселонского Центра современной культуры (Centre de Cultura Contemporania de Barсelona). У него однажды возникла идея цикла выставок «Города и их Писатели». Начал с Дублина и Джойса. А экспозиция «Город К. Франц Кафка и Прага» была открыта в 1999-м в Барселоне, в 2002-м переехала в Нью-Йорк, а с 2005-го, наконец, осела там, где ей и долженствовало быть – в Праге.

*
Музей ошеломил сразу. Но не тем, что перед ним, во дворике, стояла в снегах огромная, тёмная, тяжкая, подавляющая, на книгу похожая литера «К», – вполне в духе «Процесса». Это бы ещё полбеды, причем, беды прекрасной, как (забегая вперед, признаюсь) прекрасен был и сам музей. Нет, ошеломлял фонтан – работы местного скульптора-провокатора Давида Черного (David Černý) – пред музейным фасадом расположившийся и состоявший из скульптурного дуэта нагих и писающих (вполне половозрелых) мальчиков. А поскольку скульптура была выполнена из позеленевшей бронзы, то и части тела, из коих изливались струйки, более всего напоминали огурцы. Гид сказала, что летом фонтан бьёт с куда большей интенсивностью (оборони Боже!) и что желающие могут на специальный номер прислать свои эсэмэски, и текст их, точнее, буквы слов, будут аккуратно выписаны подвижными зелеными огурцами грамотных мальчуковых статуёв на глади бассейнчика – выполненного, кстати, в форме карты Чехии.
По-моему, инвариант у всех этих «посланий» один: на… чхать нам на Кафку.

Н-да. Но сам Музей! Дело в том, что он… музеем не был. Меня никто не предупредил, что я попаду не в музей, а в мир Кафки. Дивный кафкианский мир. «Это невозможно описать», – сказали мне. Но я попробую.

*
Длинненький двухэтажный белый домик с маленькой деревянной башенкой, отдалённо напоминающей вышку конвоя. Внутри – холл с крохотным окошечком на величественный, озябший Карлов мост над хладными водами Влтавы. В холле пожилая интеллигентная служительница, одинаково неуверенно говорящая по-русски и по-английски. Но Кафку, сразу видно, любит.
Экспозиция поделена на две взаимоперетекающие, взаиморастворенные части.


Часть первая
«Кафка в Праге. Экзистенциальное пространство»


Поднимаемся на второй этаж. Стены тёмные, торчат коричневые псевдо-фахверковые балки, слегка напоминающие (Кафка! Кафка же!..) виселицы. Маленькие окошки. И двор, и экскурсанты видятся сквозь коричневато-подслеповатые тонированные стекла обобщёнными смутными силуэтами, усреднённо-вневременными, механистичными. Превращаются в иллюстрацию-анимацию к миру Кафки. Или в сам этот мир…

*
Затемнённые лабиринты затягивают тебя в свои австро-венгерские глубины, не оставляя выбора. Семейные фотографии, выцветшие, чудовищно увеличенные. На прозрачном стеклянном листе – огромное фото сурового отца, Германа Кафки: лишь сквозь его лицо виден весь остальной мир. Мир этот чёрно-бел, обезличен, стерилизован. Фото тех пражских мест, где бывал Франц К., уложены в бесконечный ряд на чёрно-белой гальке на дне «речки» (Влтава? Лета?), накрытой стеклом. Под стеклом, над галькой, над чёрно-белыми домами старой Праги, медленно течёт вода (настоящая!), размывая очертания улиц, рябью проходя над брусчаткой мостовых… Всё зыбко, полуреально, всё видится сквозь завесу воды/времени. Вспоминается «Сталкер», когда на дне лежат разные бесполезные артефакты «затонувшей Атлантиды». Но «атлантида» Австро-Венгерской империи, прекрасной и ужасной в своем бюрократическом величии, только начинает всплывать перед взором заворожённого экскурсанта. «Клетка вышла на поиски птички» (1).

*
На огромном экране идет закольцованный фильм о Праге эпохи между двумя мировыми войнами. Чёрно-белые кадры: трамваи, башни, мужчины в смешных шляпах, важные дамы, башни, велосипедисты, ангелы, короли, автомобили, башни, трамваи… И постепенно вся эта хроника начинает преломляться, струиться, дробиться… Мелькают искажённые лица ангелов и королей, дома кренятся над брусчаткой мостовых и рушатся, рушатся. но никак не упадут на тебя – стороннего наблюдателя, маленького человечка в тёмном костюме и потёртой шляпе, да только ты уже больше не сторонний, не посторонний, тебя затягивает, засасывает, ты уже – Йозеф К. И тебе отсюда не выбраться.
Возникает титр: «Прага больше тебя не отпустит. Никого из нас. У этой старой короны есть когти». И далее: «Только запалив этот город с двух концов, с Вышеграда и от Градчан, мы сможем освободиться» (2). На этих словах изображение желтеет по краям, чернеет, съеживается, пока не остается лишь чёрное пятно, после чего экран гаснет. И через мгновение всё, как всегда, начинается снова.

*
Ты (слава Богу, действительно ты, не призрак с целлулоида) идёшь по затемненным переходам, по узким коридорам… Идёшь мимо круглых стеклянных столиков с книгами Кафки, Макса Брода, Гегеля, Канта: они лежат на поверхности стекла, а внизу разложены их чёткие тени – тоже книги, но без текста, для призраков; весь текст, все буквы слились в этих теневых книгах в сплошную черноту. И отовсюду – со стендов, со стен, даже, кажется, с потолка, глядят на тебя цитаты – на немецком, английском и чешском – из писем и дневников, рассказов и романов Кафки . И – звуки. Шорохи, шёпоты, вздохи. Кажется, даже шелест переворачиваемых страниц. И вдруг надо всем этим каркает ворон. Дважды. Негромко, но очень отчётливо. Не спрашивай, по ком каркает ворон…

*
Вот – второй экран, с коротеньким мультфильмом, основанным на трёх рисунках Франца К., на их метаморфозах и трансформациях.
Белый экран. Скупыми чёрными линиями рисуется стол – точнее, его, в обратной перспективе, проекция, как на древнерусской иконе. На столе острым, нервным почерком проступают слова «Im Prag», «В Праге». Рисуется стул, на стуле – человек: локти на столе, задумался. Отъезжает на стуле назад, поза становится напряженной, в каждой линии – застывшее отчаяние. Перед нами – классический рисунок Кафки, воспроизведенный на обложках многих его книг. Потом из-под человека исчезает стул. Человек сохраняет прежнюю позу, не замечая исчезновения. Постепенно растворяется стол. Человек (не сразу, а тоже постепенно) как-то «складывается», откидывается назад, – и вот он уже полулежит в крайне неудобной позе, локти и колени остро торчат, весь словно ощетинился, пытаясь противостоять враждебному миру, отнявшему у него последнее – письменный стол.
Очень трагический мультфильм.

*
В следующем зале (отсеке лабиринта) – его женщины. Милена, Фелиция и другие. Каждая заключена в некий стеклянный ящик, подвешенный на цепях. «В той норе, во тьме печальной, гроб качается хрустальный…» Вначале я не поняла и пережила томительную минуту головокружения, когда, случайно задев поверхность стекла, незаметно для себя качнула ящик, – а ощущение было, что это у меня почва из-под ног уходит. О зыбкость, о ненадёжность кафкианской вселенной… А цитата над этой Вечно Женственной зыбкостью нависает такая: «Сизиф был холостяком!»

*
Везде, везде, кругом – цитаты, маргиналии, комментарии… О том, что Кафка увлёкся театриком, гастролировавшем в Праге со спектаклями на идиш. В частности, по пьесе Якова Гордина «Дикий человек» (одна из сюжетных линий: умственно неполноценного Лемеха его братья и сестра боятся, стыдятся и прячут от чужих глаз). Да так увлёкся, что писал статьи о постановках, сдружился с труппой, в частности, с актером и режиссером Ицхаком Лёви (Людвигом Сацем). Вскоре Франц напишет «Превращение»… Папаше Герману все эти «театральные игры» очень не нравились. Кто бы сомневался.
Улиткой заворачиваются белые полотнища. Идешь по спирали, медленно, и так же медленно, не обгоняя и не отставая, сопровождают тебя огромные фото на белых барабанах в человеческий рост. Фото: Лёви в роли этого самого Лемеха-идиота. Стоит на коленях, в белой сорочке, кисти рук висят перед грудью, как у тираннозавра, красивое лицо перекошено (то ли от боли, то ли от смеха), но совсем не сумасшедшее. Фото: солидный господин при плаще и шляпе, в коротких панталонах и белых чулках, воплощение добропорядочности (если не знать, что господин этот – актриса-травести Флора Клюг, еще одна любовь Кафки). Улитка-спираль наконец тебя отпускает, и ты со вздохом облегчения попадаешь… попадаешь…
…Вот свидетельство о смерти. От туберкулёза. Рядом огромные буквы: «The God of Suffocation», «Бог удушья» (3). Вот некрологи в газетах: «Франц Кафка… Франтишек Кафка… В венском санатории… сорока одного года… gestorben ist» (4), – на чешском и на немецком, унизительно коротенькие, словно скончался просто еще один маленький человек. Да, быть может, и был Франтишек маленьким человеком, винтиком бюрократической тоталитарной махины, но – непокорным винтиком, великим «маленьким человеком».
И – цитаты: «Перед смертью его мучила жажда. Он грезил о “полном рте воды”, о чудесной минеральной воде…» И рядом – бесстрастная ремарка: «Обычно умирающим пить не хочется. Но некоторые срезанные цветы, к примеру, лилии, продолжают пить воду и в самый момент своей гибели».
От всего этого как-то… не по себе. А за несколько витков спирали до, в одном из предыдущих залов повествуется о том, как, создавая рассказ «Голодарь», Кафка болел тяжелейшим фарингитом, ему в горло буквально, без метафор, не лезла никакая еда. И – да, ему приходилось жестоко голодать. К тому же, будучи вегетарианцем, он вообще ел немного. Да еще шутил: вегетарианец, мол, пожирает не чью-нибудь, а свою собственную плоть.
…А тут – про жажду. Страшную, предсмертную. И – обрывается вниз узкая крутая лестница, деревянная и обшитая деревом со всех сторон. Разумеется, ассоциация с гробом неизбежна. Эти коды мы читаем на раз… Но вот когда, ближе к концу спуска, замечаешь, что внизу тебя ждет слегка наклонённое зияющее зеркало, «zrcadlo» по-чешски, то… Весь этот деревянный колодец становится уж слишком похож на могилу, в которую ты, лично ты, здесь и сейчас, неотвратимо опускаешься, погружаешься… О, вот тогда ты краешком сознанья начинаешь чуть-чуть понимать: а ведь я – уже не совсем я. Я, кажется, всё-таки становлюсь персонажем. А спустившись, утыкаешься в очередной белый экран, на котором…


Часть вторая
«Прага в Кафке. Воображаемая топография»


…Постепенно возникает, проявляется дорога с одиноким путником. Видно только удаляющуюся спину. Это может быть любой. Это можешь быть ты. Причем, по мере того, как человек уходит, он становится всё прозрачнее, словно бы растворяясь, исчезая в пространстве. А вот пространство – наоборот: по мере того, как человек стирается, дорога проступает всё отчетливее, расширяется, захватывает всё больше места, приковывая взгляд. Наконец, на горизонте, в тумане, появляется что-то. Появляется – и исчезает. Проявляется – и вновь заволакивается туманом. И вдруг, на миг, станет видно: башни? стены? замок?
И – чёрные слова на пустом экране: «Ты не из Замка. Ты не из деревни. Ты – ничто. Нет, к сожалению, ты всё же что-то собой представляешь. Ты – странник. Чужак. Лучше бы тебе оставаться никем» (5). И – громоздятся башни и стены, удваиваясь, утраиваясь, отражаясь в зеркальных (zrcadlo!) стенах этого странного «кинозала». Они громоздятся прямо на твой бедный мозг, такие незыблемые, такие уверенные в своей реальности, в своей инвариантности. Это – Замок Замков, квинтэссенция квадратной романской архитектуры, безо всякой там «пламенеющей готики». Этот монстр невозможен, но он твердо стоит на земле и твердо намерен завоевать, заполонить своими башнями все небо. У башен квадратные зубцы и крайне самодовольный вид. Но не успеваешь толком испугаться, как они выпускают из себя лестницы, становятся ближе к народу, «политкорректнее»…
Раздается телефонный звонок: землемеру Йозефу К. звонят из Замка. В трубке – шорохи, шёпоты, треск, какая-то возня, неясные звуки, то ли женский, то ли детский смех… На экране – глаза. Глаза женщины и глаза мужчины. Две пары глаз, расширенных от напряжённого любопытства. Или от ужаса? Глаза, всматривающиеся в нас. Глаза, отражённые в зеркалах многократно…
Потом замок (да, вновь замок) как-то подтаивает, оплывает, расплавляется, теряет форму – и исчезает. И вновь – туман, дорога… Потом исчезает и она. И в белизне экрана проступают едва различимые белые буквы с теневой обводкой. Буквы медленно складываются в слова: «Что бы ты ни делал, это всегда неправильно» (6). Потом так же медленно исчезают. Совсем. И ты остаешься наедине с белым экраном и зеркалами, отражающими пустоту.
«Мессия приходит тогда, когда в нём уже перестали нуждаться» (7), – еще одна цитата, начертанная на стене.

*
А ещё там был… была…
Бесконечная канцелярия, «The endless office». Бюро с чёрными ящичками картотеки. Некоторые открыты. На них таблички с именами. Например, «Йозеф К.». Невольно ищешь глазами табличку со своим (своим?) именем. Кажется, там должно быть полное досье, проштампованное, прошнурованное, включающее не только твоё прошлое, но и будущее, вплоть до последнего параграфа. А иногда среди чёрных лаковых картотечных ящичков вдруг обнаруживается чёрный же телефон кафкианско-сталинской эпохи. Конечно, ты поддаёшься искушению снять трубку: а что там? А там – сочный, но слегка скучающий немецкий баритон зачитывает с канцелярской выразительностью нечто бесконечное, убористо-прижимистое. Мне, немецкого не знающей, почему-то померещился фрагмент из «Процесса». Это было бы логично. Хотя в кафкианском экзистансе царствует логика абсурда, и кто знает что тебе могут наговорить в чёрной-чёрной комнате по чёрному-чёрному телефону… А вдруг это оглашают приговор ИМЕННО ТЕБЕ? И вот сейчас придут, да и заберут, да и отправят в исправительную колонию
Подняв глаза, вдруг видишь, что уныло-зловещие ряды чёрных ящиков прерываются уютным экранчиком-мониторчиком, оруэлловским вполне, на котором бесконечно, вновь и вновь отпечатывает металлический штампик остренькими своими шипами буковки и цифирки. На чём отпечатывает? А вот, можете видеть, уважаемые господа: макет машины, изобретённой директором исправительной колонии. Правда, слава Богу, бездействующий макет. Но и без того впечатляет. Машина (махина) – чёрная, чугунная, беспощадная, а внутри распластан обнажённый восковой человечек. Мышцы скручены, лицо искажено, глаза безумные. Слюна капает и стекает по специальному желобку, а на спине множественные иглы выписывают несчастному приговор с перечнем всех его преступлений. Крови не очень много, ибо она тоже стекает в спецёмкости: всё предусмотрено, «всё включено» (8). Долго глядеть на это невозможно, не надо, нельзя, потому что невольно начинаешь ассоциировать себя с... И чувствовать всё на собственной шкуре.
А потом, в самом конце, перед глазами у тебя появится надпись: «Мы были созданы, чтобы жить в раю, рай был предназначен для служения нам. Наше предназначение было изменено; о том же, было ли изменено и предназначение рая, не сказано» (9).

Эпилог
В общем, когда, наконец, покидаешь этот призрачный, чёрно-белый, ирреальный, но подавляющий своей тяжестью мир, то в полной мере ощущаешь себя распластанным на страницах «Процесса», «Превращения» или «Замка».
Я так и подписалась в книге отзывов, которую мне молча протянула пожилая служительница: «Tatiana V., a personage» (10).



январь 2011, февраль 2013


___________________________________________________________________________
(1) Кафка Ф. Ангелы не летают / Пер. с нем. Г. Ноткина. – СПб: Издательская Группа «Азбука-классика», 2009, С.43.

(2) Из письма Кафки к Оскару Поллаку: «Прага не отпускает нас. Ни тебя, ни меня. У этой матушки, – говорит он, трансформируя чешское Maticka Praha, – есть когти. Надо покориться или же... Надо бы поджечь её с двух концов, поджечь Вышеград и Градчаны - тогда, может быть, удалось бы вырваться...» (http://www.kafka.ru/biografy/read/praga.) Наскоро переводя для себя английские титры, я перепутала "crone" (старая карга) и "crown" (корона).

(3) “Каждому больному — своего домашнего бога, легочному больному — бога удушья” (Кафка. Дневник от 1 февраля 1922 г.) (пер. Е.Кацевой). Цит. по: Кафка Ф. Дневники 1910–1923. путевые дневники. Письмо отцу. Завещание. – М.: ОЛМА-ПРЕСС. 2004.

(4) умер (нем.)

(5) «Вы не из Замка, вы не из Деревни. Вы ничто. Но, к несчастью, вы все же кто-то, вы чужой, вы всюду лишний, всюду мешаете, из-за вас у всех постоянные неприятности…» – Кафка Ф. Замок. (Цит. по кн. Кафка Ф. Избранное, пер. Р. Райт-Ковалевой. М. Радуга, 1989).

(6) Из послесловия Макса Брода к первому изданию «Замка». (В русском тексте послесловия этой фразы почему-то не обнаружила. Однако в музейном каталоге стояло, чёрным по белому: "Whatever you do, it is always wrong." Max Brod. Afterword to the first edition of The Castle.)

(7) «Мессия придёт только тогда, когда уже не будет нужен; он придёт только на следующий день после того, как будет возвещён его приход; он придёт не в последний день, а в самый последний». – см.: Кафка Ф. Ангелы не летают / Пер. с нем. Г. Ноткина. – СПб: Издательская Группа «Азбука-классика», 2009, С. 50.

(8) «Нижнюю часть прозвали лежаком, верхнюю – разметчиком, а вот эту, среднюю, висячую, – бороной... Итак, это, как я сказал, лежак… Животом вниз кладут осуждённого – разумеется, голого, – вот ремни, чтобы его привязать: для рук, для ног и для шеи… Наш приговор не суров. Борона записывает на теле осуждённого ту заповедь, которую он нарушил… Она, вибрируя, колет своими зубьями тело, которое в свою очередь вибрирует благодаря лежаку… Конечно, эти буквы не могут быть простыми; ведь они должны убивать не сразу, а в среднем через двенадцать часов…» (Цит. по: Кафка Ф. В исправительной колонии (пер. С. Апта) // Кафка Ф. Собрание сочинений: В 3 т. Т. 1 – М.: ТЕРРА–Книжный клуб, 2009.) http://prose-book.ru/document8108.html

(9) Кафка Ф. Афоризмы / Пер. с нем. Ю. Архипова. Г. Ноткина. – СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2012. С.44.

(10) Татьяна В., персонаж (англ.)


_______________________________________________________________________________________________________________________________
*Опубл. в журнале "Тело поэзии", 2013, N 2 http://www.promegalit.ru/number.php?id=42&year=2013&number=2
(Евразийский журнальный портал "Мегалит"),
а также в альманахе Союза литераторов России http://reading-hall.ru/slovesnost/72013.pdf"Словесность" № 7, 2012,
______________________________________________________________________________________________________________________________



VKHOD_V_MUZEJ_1

Вход в музей.


PISS_1_1

Фонтан «Piss» работы Давида Черного (2004, бронза, механика, электроника, gsm).


OKNO_V_HOLLE_1

То самое окно в холле.

PAMIATNIK_2

«В 2003 г., по инициативе "Общества Франца Кафки", в Праге появился первый большой памятник писателю – 4-х метровая копия призовой статуэтки литературной премии его имени. Скульптор Ярослав Рона (Jaroslav Rónа). Кафка изображен сидящим на плечах монструозного персонажа своей повести "История одной борьбы"» (http://www.wkzinfo.ru/tours/praha/kafka1.htm). «Если верить старым кадастровым картам, как раз между ногами статуи когда-то проходила граница между еврейским кварталом Йозефов и христианским Старым Городом». (http://www.radio.cz/ru/rubrika/tema/kafka-kak-turisticheskaya-ikona-pragi)


3_РИСУНОК_КАФКИ

Рисунок, выполненный Францем Кафкой. (http://zitze.ru/karakuli-duha/kafka_doodle4/)


4_ВИД_НА_КАРЛОВ_МОСТ

Вид от музея на Карлов мост.




Квартал Йозефов. Старо-Новая синагога (1270 г.) и Еврейская Ратуша (1586 г.) На башне Ратуши одни часы – обычные, с римскими цифрами, другие, пониже, – с еврейскими цифрами и идущие в обратную сторону, так как на иврите читают справа налево.


7_KAFKA_memorialnaja_doska

Площадь Кафки. На этом месте стоял дом, где писатель родился 3-го июля 1883 г.


8_ДОМ_У_МИНУТЫ

«Дом у Минуты» (Староместская площадь, 2), где Кафка жил в 1889-1896 г.г.


9_ДОМ_У_МИНУТЫ_ФРАГМЕНТ_РОСПИСИ

«Дом у Минуты». Фрагмент росписи на мифологические темы.


10_ПРАГА_ТЕБЯ_БОЛЬШЕ_НЕ_ОТПУСТИТ

– «Прага больше тебя не отпустит. Никого из нас...»

11_КАФКА_КАФЕ


Кафе «Франц Кафка» в центре Праги.



фото автора




P.S.
images[5]

СПЕШИТЕ НАДЫШАТЬСЯ АВАНГАРДОМ!!!
Татьяна Виноградова
vinogradova_t_e
Оригинал взят у vinogradova_t_e в СПЕШИТЕ НАДЫШАТЬСЯ АВАНГАРДОМ!!!
7-й фестиваль литературного, художественного и театрального авангарда
«ЛАПА АЗОРА»
закрывается двумя мероприятиями
в Зверевском центре современного искусства
http://www.zverevcenter.ru
Адрес: ул. Новорязанская, д. 29
т/ф (499) 265-6166.
Схема проезда: http://www.zverevcenter.ru/map.html

ДЕНЬ ШЕСТОЙ – 15 октября (понедельник)
Театральный понедельник «Лапы Азора»
1-е отделение: Приношение Велимиру Хлебникову – «ГОСПОЖА ЛЕНИН» и «ЧИСЛА». В спектаклях принимают участие студенты Института современного искусства и актеры театральной студии «Чайка».
2-е отделение: Бэцуяку Минору «СТО ИЕН ЗА УСЛУГУ». Творческий проект Николая Ломтева и Надежды Бадаковой (экс-«Театр на Юго-Западе»). В спектакле по пьесе японского абсурдиста звучат стихи Р.Бёрнса. В.Шекспира, Д.Самойлова.
Куратор: Татьяна Виноградова
Начало: 19.00


ДЕНЬ СЕДЬМОЙ – 16 октября (вторник)
«РАЗНЫЕ ЖАНРЫ ЖАРЫ» (Стоцветие современной литературы эксперимента).
Ведущие: Евгений В. Харитонов и Татьяна Виноградова
Участники: Ольга Адрова, Маргарита Аль, Николай Байтов, Татьяна Виноградова, Михаил Вяткин, Валерий Галечьян, Сергей Гейченко, Георгий Геннис, Данила Давыдов, Анна Золотарева, Татьяна Зоммер, Глеб Коломиец, Андрей Коровин, Эдуард Кулемин, Марк Ляндо, Евгений М’Арт, Виктор Махараджа, Наталья Рубанова, Алексей Шепелев и др.
Начало: 19.00


СПЕШИТЕ НАДЫШАТЬСЯ АВАНГАРДОМ, ПОКА ЕЩЕ МОЖНО!!! 

СПЕШИТЕ НАДЫШАТЬСЯ АВАНГАРДОМ!!!
Татьяна Виноградова
vinogradova_t_e
7-й фестиваль литературного, художественного и театрального авангарда
«ЛАПА АЗОРА»
закрывается двумя мероприятиями
в Зверевском центре современного искусства
http://www.zverevcenter.ru
Адрес: ул. Новорязанская, д. 29
т/ф (499) 265-6166.
Схема проезда: http://www.zverevcenter.ru/map.html

ДЕНЬ ШЕСТОЙ – 15 октября (понедельник)
Театральный понедельник «Лапы Азора»
1-е отделение: Приношение Велимиру Хлебникову – «ГОСПОЖА ЛЕНИН» и «ЧИСЛА». В спектаклях принимают участие студенты Института современного искусства и актеры театральной студии «Чайка».
2-е отделение: Бэцуяку Минору «СТО ИЕН ЗА УСЛУГУ». Творческий проект Николая Ломтева и Надежды Бадаковой (экс-«Театр на Юго-Западе»). В спектакле по пьесе японского абсурдиста звучат стихи Р.Бёрнса. В.Шекспира, Д.Самойлова.
Куратор: Татьяна Виноградова
Начало: 19.00


ДЕНЬ СЕДЬМОЙ – 16 октября (вторник)
«РАЗНЫЕ ЖАНРЫ ЖАРЫ» (Стоцветие современной литературы эксперимента).
Ведущие: Евгений В. Харитонов и Татьяна Виноградова
Участники: Ольга Адрова, Маргарита Аль, Николай Байтов, Татьяна Виноградова, Михаил Вяткин, Валерий Галечьян, Сергей Гейченко, Георгий Геннис, Данила Давыдов, Анна Золотарева, Татьяна Зоммер, Глеб Коломиец, Андрей Коровин, Эдуард Кулемин, Марк Ляндо, Евгений М’Арт, Виктор Махараджа, Наталья Рубанова, Алексей Шепелев и др.
Начало: 19.00


СПЕШИТЕ НАДЫШАТЬСЯ АВАНГАРДОМ, ПОКА ЕЩЕ МОЖНО!!! 

7-й фестиваль авангарда "ЛАПА АЗОРА"
Татьяна Виноградова
vinogradova_t_e
FEST_LAPA_AZORA_1

ЛАПА АЗОРА – 2012
7-й фестиваль литературного, художественного и театрального авангарда, проводимый под эгидой журнала «Другое полушарие» и Международной Академии Зауми.
«Лапа Азора» – это, в своем роде, единственный в России фестиваль, демонстрирующий почти весь спектр авангардного, экспериментального опыта русской литературы – от комбинаторной и звучарной поэзии до поэтических перформансов, визуальных экспериментов и театрального авангарда.
Когда: 8 – 15 октября
Где: Москва.
Кураторы фестиваля: Евгений В. Харитонов, Татьяна Виноградова
Организаторы: журнал литературного и художественного авангарда
«Другое полушарие», Международная Академия Зауми
http://drugpolushar.narod2.ru/
ПОДДЕРЖКА:
Международная Академия Зауми, журнал «Другое полушарие», Московская городская организация Союза Писателей России, Союз писателей XXI века, Союз Литераторов России, Государственный Музей им. В.В.Маяковского, Литературный салон «Классики XXI века» (Б-ка им. А.П.Чехова), Зверевский Центр современного искусства, Научный центр междисциплинарных исследований художественного текста Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН и семинар «Проблемы поэтического языка».


ЧТО-КТО-ГДЕ-КОГДА?

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ – 8 октября (понедельник)
– Открытие фестиваля.
– Московская ПРЕМЬЕРА ФИЛЬМА Александра Горнона «ТАНГО С КОРОВАМИ» ПО ПОЭМЕ ВАСИЛИЯ КАМЕНСКОГО
– БОЛЬШОЙ КОНЦЕРТ КОМБИНАТОРНОЙ ПОЭЗИИ, SOUND POETRY И ПОЭТИЧЕСКОГО ПЕРФОРМАНСА. (Часть I).
Ведущий: Евгений В. Харитонов
Площадка: Музей Маяковского
http://www.mayakovsky.info/
Начало: 19.00
Адрес: Лубянский пр., д.3/6, стр.4


ДЕНЬ ВТОРОЙ – 9 октября (вторник)
– Короткометражный ФИЛЬМ «ОВЬ» (СВОБОДНАЯ ИМПРОВИЗАЦИЯ НА ТЕМЫ ВЕЛИМИРА ХЛЕБНИКОВА. Музыка, саунд-дизайн, монтаж видео и звука – Ираида Юсупова; камера, цифровой дизайн изображения – Александр Долгин; графика и коллажи – Татьяна Грауз).
– БОЛЬШОЙ КОНЦЕРТ КОМБИНАТОРНОЙ ПОЭЗИИ, SOUND POETRY И ПОЭТИЧЕСКОГО ПЕРФОРМАНСА. (Часть II).
Ведущий: Евгений В. Харитонов
Площадка: Музей Маяковского
http://www.mayakovsky.info/
Начало: 19.00
Адрес: Лубянский пр., д.3/6, стр.4
Участники концерта 8 и 9 октября: Наталия Азарова, Павел Байков, Денис Безносов, Александр Бубнов, Верочка Вербина, Герман Виноградов, Александр Горнон, Татьяна Грауз, Татьяна Данильянц, Константин Кедров, Елена Кацюба, Эдуард Кулемин, Борис Левин, Света Литвак, Герман Лукомников, Вилли Мельников, Вера Сажина, Валерий Силиванов, Ирина Синягина, Евгений Степанов, Наталья Фатеева, Сергей Федин, Александр Федулов, Анна Харитонова



ДЕНЬ ТРЕТИЙ – 11 октября (четверг)
1) ОТКРЫТИЕ ВЫСТАВКИ ВИЗУАЛЬНОЙ ПОЭЗИИ. Наталия Азарова, Александр Бабулевич, Александр Бубнов, Николай и Михаил Вяткины, Елена Кацюба, Эдуард Кулемин, Света Литвак, Виктор Махараджа, Вера Сажина, Александр Федулов, Евгений В. Харитоновъ и др.
2) ЗАРУБЕЖНЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ АВАНГАРД: ВЕЧЕР ПОЭТОВ-ПЕРЕВОДЧИКОВ.
Ведущие: Елена Пахомова и Евгений В. Харитонов
Площадка: Салон «Классики XXI века»
http://chehovka.ru/?Biblioteka/Klassiki_XXI_veka.html
Начало: 19.00
Адрес: Страстной бульвар, д.8, Культурный центр Библиотеки им.Чехова, м. "Пушкинская", "Чеховская"
Участники: Максим Амелин, Денис Безносов, Татьяна Виноградова, Анна Золотарева, Евгений В. Харитоновъ.


ДЕНЬ ЧЕТВЕРЬЫЙ – 12 октября (пятница)
Круглый стол «СОВРЕМЕННЫЙ РУССКИЙ АВАНГАРД. ТРАДИЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ».
Совместно с Научным центром междисциплинарных исследований художественного текста Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН и семинаром «Проблемы поэтического языка».
Ведущая: Наталья Фатеева
Площадка: ПЕН-Клуб
http://www.penrussia.org/
Начало: 17.00
Адрес: ул. Неглинная, д. 18/1, стр. 2. Метро «Трубная», «Кузнецкий мост».
Телефон: 625-27-18

ДЕНЬ ПЯТЫЙ – 13 октября (суббота)
Поэтическая программа «ДВЕ ТРАДИЦИИ» (традиционалисты vs авангардисты)
Ведущий: Евгений В. Харитонов
Площадка: ЦДЛ (Малый зал).
http://cdlart.ru/
Начало: 13.30
Адрес: ул. Б.Никитская, д. 53
Участники: Владимир Бояринов, Денис Безносов, Иван Голубничий, Максим Замшев, Елена Кацюба, Константин Кедров.
«ДВЕ ТРАДИЦИИ» – это не литературная дуэль представителей традиционной (силлабо-тонической) и авангардной (футуристической) школ современной поэзии.
«ДВЕ ТРАДИЦИИ» – не противостояние, а поиск точек поэтического соприкосновения, демонстрация сильных сторон и взаимовлияний различных поэтических школ.
В рамках вечера выступят известные поэты – и те, кто работает в русле силлабо-тонической традиции, и продолжатели традиции поэтического эксперимента русских и европейских футуристов.


ДЕНЬ ШЕСТОЙ – 15 октября (понедельник)
Театральный понедельник «Лапы Азора»
1-е отделение: Приношение Велимиру Хлебникову – «ГОСПОЖА ЛЕНИН» и «ЧИСЛА». В спектаклях принимают участие студенты Института современного искусства и актеры театральной студии «Чайка».
2-е отделение: Бэцуяку Минору «СТО ИЕН ЗА УСЛУГУ» (творческий проект Николая Ломтева и Надежды Бадаковой). В спектакле по пьесе японского абсурдиста звучат стихи Р.Бернса. В.Шекспира, Д.Самойлова.
Куратор: Татьяна Виноградова
Площадка: Зверевский центр современного искусства
Начало: 19.00

ДЕНЬ СЕДЬМОЙ – 16 октября (вторник)
«РАЗНЫЕ ЖАНРЫ ЖАРЫ» (Стоцветие современной литературы эксперимента).
Ведущие: Евгений В. Харитонов и Татьяна Виноградова
Площадка: Зверевский центр современного искусства
http://www.zverevcenter.ru/#
Начало: 19.00
Адрес: ул. Новорязанская, д. 29
т/ф (499) 265-6166,

Участники: Ольга Адрова, Маргарита Аль, Николай Байтов, Татьяна Виноградова, Михаил Вяткин, Валерий Галечьян, Сергей Гейченко, Георгий Геннис, Данила Давыдов, Анна Золотарева, Татьяна Зоммер, Глеб Коломиец, Андрей Коровин, Эдуард Кулемин, Марк Ляндо, Евгений М’Арт, Виктор Махараджа, Наталья Рубанова, Алексей Шепелев и др.


Контакты:
drugpolushar@yandex.ru
8-901-537-24-52 (Евгений Харитонов)
8-916-736-27-26 (Евгений Харитонов)
8-903-715-82-04 (Татьяна Виноградова)


ИНФОРМАЦИЯ О КУРАТОРАХ:

ХАРИТОНОВ Евгений Викторович (Евгений В. Харитоновъ – 09.12.1969)
московский поэт, музыкант, историк литературы и кино, куратор литературных и музыкальных проектов. Печатается с 1984 года. Окончил филфак и аспирантуру МПГУ. Работал в периодике, в школе, редактором в издательствах. В 1999-2012 гг. – зав. отделом критики журнала «Если», старший научный сотрудник НИО книговедения и библиографии Российской книжной палаты.
Автор около 1000 публикаций в российской и зарубежной печати и 15 книг, посвященных истории и актуальным вопросам фантастической литературы, единственный иностранный лауреат Национальной премии Болгарии в области фантастического искусства «Гравитон» (2004) – за книгу-энциклопедию «Болгария фантастическая».
Автор статей и рецензий о современной поэзии, нескольких поэтических книг и альбомов визуальной поэзии, среди которых «Во-Ум!» (Лондон, 1999), «Непроза, или Картинки за выставкой» (М., 2003), «Внеклассное чтение» (Рязань, 2005), «Ямуямбурою» (М., 2007), «Легко» (М., 2007), «Ми На Ми Ра» (М., 2008), «This Is Visual Poetry» (Нью-Йорк, 2010), «Последният ден на ягодовата поля» (София, 2010), «Die Roboter» (Мадрид, 2012) и др.; около 20 объектов бук-арта.
Переводил болгарских поэтов и прозаиков-фантастов. Стихи и переводы публиковались в журналах «Новый мир», «Иностранная литература», «Дружба народов», «Дети Ра», «Футурум Арт», Черновик», «Другие», «Российский колокол» и др. Переводился на болгарский, английский, сербский, немецкий и японский языки.
Издавал сетевой журнал радикальной литературы ‘Barkov’s Magazine’, с 2007 г. – создатель и главный редактор журнала литературного и художественного авангарда «Другое полушарие», шеф-редактор альманаха визуальной поэзии «Другие».
Организатор и куратор фестиваля литературного, художественного и театрального авангарда «Лапа Азора» (с 2007 г.), куратор фестиваля музыки Ambient 'Green Travel Fest' (с 2012). Редактор-составитель Аудио-антологии мировой саунд-поэзии и видео-арта «arTronic»; составитель и комментатор первого Полного собрания сочинений советского писателя-фантаста Александра Беляева (М.: Эксмо, 2009-2010); курирует сетевые проекты «Стихи Миллениума», «Музей бук-арта».
Параллельно с литературной деятельностью активно работает в области электронной и экспериментальной музыки. Выступает и записывается под псевдонимом EugeneKha, создатель и участник музыкальных проектов Yoko Absorbing (совместно с Михаилом Лезиным), Nameless Dancers, Microbit project, Spacebirds. Пишет музыку для фильмов, телевидения. В своих выступлениях нередко сочетает приемы электронного аудио-арта и поэтического перформанса.
В 2008 г. создал рекордс-студию White Art Studio, на базе которой функционируют музыкальные лэйблы 45 Echoes Sounds, Microbit-records, Another Hemisphere Records (единственный в СНГ лэйбл, ориентированный на sound poetry) и др.
Лауреат более 20 литературных премий, в том числе лауреат Отметины имени Отца-основателя русского футуризма Д.Бурлюка.
Председатель секции фантастической литературы Союза Литераторов РФ, член Союза Писателей России, Международной Академии Зауми, СЖ России, Русского ПЕН-клуба; член Высшего творческого совета Союза писателей XXI века.
Член редколлегий литературных журналов «Дети Ра» (Москва), «Футурум АРТ» (Москва), «Ваяния» (София, Болгария), «Окно» (Дублин, Ирландия), газеты «Поэтоград» (Москва).

Ссылки:
Авторский сайт: http://academia-f.narod.ru
Журнал «Другое полушарие» http://drugpolushar.narod2.ru/
Визуальная поэзия http://asemira.blogspot.com/
Сайт музыкальных проектов http://eugenekha.blogspot.com/


ВИНОГРАДОВА Татьяна Евгеньевна (15.01.1965)
Поэт, литературовед, критик, переводчик, график. Живет в Москве.
Окончила редакционно-издательское отделение факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова (1990) и аспирантуру филологического факультета МГУ, где защитила (под фамилией Логачева) первую в стране кандидатскую диссертацию «Русская рок-поэзия 1970-х – 1990-х гг. в социокультурном контексте» (1997).
Автор шести поэтических книг: «Лотосы Золото Сон» (М., 1996), «Каменное дерево. Юго-Западная книга стихов» (М., 2003), «Богданово. Осенняя сюита» (М., 2003), «Уходим в миф» (М. – СПб, 2005), «Голодные ангелы» (М., 2010), «Зона саморазрушения» (М., 2011)

Стихи и статьи публиковались в журн. «Арион», «Дети Ра», «Футурум Арт», «Юность», «Журнал Поэтов», в «Литературной газете», альм. «Словесность», «45-я параллель», сб. «Вчера, сегодня, завтра русского верлибра», антологиях «Il Cammino di Santiago. La giovane poesia d’Europa nel 1997» (Рим, 1997), «Согласование времен 2010. Поэзия третьего тысячелетия» (Берлин, литпроект «Русский Автобан») и др. С 1997 – участница ежегодного фестиваля русского верлибра.
Лауреат конкурса "Tivoli Europe Giovani" (Рим, 1997), лауреат журнала «Дети Ра» (2011).
Член Союза писателей Москвы (с 2002), Союза литераторов РФ, Союза писателей XXI века, Творческого Союза художников России. Участница литературной группы «Другое полушарие» (экс-«СССР!»). Была соведущей (вместе с Т.М.Кайсаровой) экспериментальной литературной студии «Логос» при МГУ им. М. В. Ломоносова (2007–2009).

Ссылки:
http://magazines.russ.ru/authors/v/vinogradova/ («Журнальный зал»)
http://www.poesis.ru/poeti-poezia/vinogradova/biograph.htm («Поэзия Московского уни верситета»)
http://writer21.ru/vinogradova-t/ (Союз писателей XXI века)
http://getmedia.msu.ru/newspaper/creators_vector/graf/vinograd/vinograd.htm (графика)
http://exlibris.ng.ru/fakty/2008-01-31/3_barbeku.html (одна из акций «Другого полушария»)

?

Log in

No account? Create an account